Псих

Что делать, если в тебе живет твой Я? Что делать, если он просится на свободу?
Другие работы автора.
А вы когда-нибудь были прикованы к койке в психушке?
Я – да.
Быть неизлечимо больным – очень весело и хорошо.
Как сказал человек, который всегда был рядом со мной: «Ищи всегда и везде только хорошее».
А после он исчез.
И я нашел хорошее. Свободу и покой.
Включив погромче рок, я напился и орал до хрипоты.
Когда в мою дверь стала ломиться полиция, я перерезал себе горло.
Но все обошлось… Выжил.

И теперь я здесь.
Тихо, спокойно. Одиноко.
Но стоит только закрыть глаза…
Что-то тяжелое и не очень приятное давит на мои глаза и горло.
По форме – овал. Но я даже понять не могу, что это. И так каждый день.
Еще каждый день ко мне приходят «белые».
Знаете, я назвал их так, потому что они просто приросли к своим халатам.
Они каждый день обкалывают меня чем-то. Наркота. Транквилизаторы. Антибиотики…
Я, честно, без понятия. Но знаю одно, после – хорошо.
Я не испытываю ни желание голода, ни желания сходить в уборную.
Но вот мой внутренний Я. Он желает свободы.
Ему не очень уютно в моей маленькой голове.
А я лишь продолжаю молчать, улыбаясь белой стене в моей одиночной камере.
Меня отсюда никогда не выпустят. Я понял это по взгляду одного из «белых».
«Сочувствие?», - спросите вы.
«Издевка». Гордо отвечу я и снова пропаду в трансе, рослее очередной дозы.
Они всегда так на меня смотрят. Как на психа, который переиграл в Джокера.
Когда я отхожу от состояния овоща, то чувствую внутри оглушающую тишину и заполняющую все тело пустоту.
Так странно, но приятно и хорошо.
«Слышь, ты, я до сих пор ищу только хорошее! Ублюдок…», - проносится в моей голове.
Уже прошел месяц с того момента, как я перестал сопротивляться.
Менялись врачи. Меня перевозили из палаты в палату. Опыт за опытом. Доза за дозой…
Чего хотят «белые»? А-а-а, плевать! Главное, что? Что хорошо.
Лениво рассуждаю я, считая время до «рая».
Но проходит час, и их нет. Два… три.
Чувствую, как ломка пронзает тело.
Я молчу. Больше паники – сильнее будут бить.
Но вдруг все обрывается…
Что-то  снова давит на горло и закрытые глаза. В голове четко прорисовываются картинки чего-то непонятного. Из моего неоткуда вырывает ор. Нет, не крик или визг. Ор.
Я начинаю дергаться и выкручиваться, совсем позабыв о высказанном выше правиле.
Мне уже далеко не хорошо. Жутко. Удушающе.
Ломка продолжает душить изнутри.
Я продолжаю орать и врать многочисленные ремни.
Никто не идет. Чего они ждут?!
Чего, мать вашу?!
Высвободив руку, впиваюсь когтями в лоб, и начинаю сдирать кажу с него.
«Пустите! Пустите того, кто во мне! Он же умирает!», - в панике кричит подсознание, заставляя и меня паниковать.
Вот первый кусок кожи со лба летит на пол. За ним второй. Но побольше.
Я сдираю кожу с лица, предоставляя камере полюбоваться моими костями.
Не слишком приятное зрелище для тех, кто присматривает за мной. Но мне все равно! Мне хорошо!
Ломка переросла в жжение.
Но боль. Я не чувствую ее с того момента, когда мне отбили почки и сломали ребра охранники этого дерьмового места.
Вдруг жжение проходит. Резкий толчок вперед.
Я пытаюсь открыть глаза, но ничего не получается.
«Ты выпустил его…», - шепчет мое подсознание.
Яркая вспышка ослепляет меня, и я вновь все вижу.
Но со стороны.
Вижу, как мое тело накрывают чем-то черным. Вижу, как с пола поднимаю куски кожи.
Вижу кровь, которой заляпана кровать, пол и стена, с которой я так любил разговаривать.
Но мне по-прежнему хорошо.
Хорошо…






1. Представьтесь, пожалуйста. Если пишете под псевдонимом, то почему выбрали именно его?
Зовут меня Анастасией Шрайнер. Мой псевдоним - Эверио Ларсен. Само имя, Эверио, мужское. Взято из книги, которую читала пару лет назад.
2. Сколько вам сейчас лет и с какого возраста начали писать? В каком жанре?
На сегодняшний день мне 16 лет. А начала писать с 13 лет. Из жанров предпочитаю ужасы и фэнтези.
3. Ваш норматив написанного в день? Есть ли он вообще?
Норматив составляет от трех до восьми страниц. Но иногда я могу написать больше нормы, если покрепче ухватиться за идею.
4. Что вас вдохновляет? (можно указывать имена творческих личностей)
Источником моего вдохновения является музыка. От классики до песен из Диснеевских мультфильмов(уж очень очень питаю к ним слабость).
Также и природа. Дождливые или снежные дни.
5. Как вы боретесь с «творческой хандрой»?
О. На этот вопрос я могу отвечать долго. Но чаще всего я выгоняю свою старушку хандру, когда сажусь за любимый музыкальный инструмент. Когда погружаюсь в эту атмосферу нот и перелива струн, то вновь чувствую прилив сил.
6. В каком жанре пишете сейчас? В каких жанрах хотели бы себя попробовать? (жанры с фикбука запрещены)
Конкретно сейчас не пишу. Но хотела бы побольше поработать в историческом жанре. Очень люблю крестоносцев. И стараюсь не пропускать книг и фильмов о них.
7. В каком жанре никогда не стали бы писать и почему?
Скорее всего это романтический жанр. Сама по себе редко допускаю такое в своих работах. Но любое присутствие романтики стараюсь отодвинуть на задний план.
8. За каким жанром, по-вашему, будущее литературы?
Думаю, что это будет уклон к истокам истории. С примесями фэнтези и фантастики. Хотя… как знать, в какую сторону повернется литература и каких писателей еще увидит мир.
9. Любимый классик/писатель отечественный и зарубежный.
И русских писателей, пожалуй, Александр Мазин. Он-то и дал начало моему любопытству и жажде к крестоносцам, рыцарям и викингам. Джордж Мартин и Толкин Джон из зарубежных. Куда же без них-любимых?
10. Имеются ли у вас публикации? Если да, то где? Если публикуетесь в сети, то на каких сайтах (можно оставить ссылку) и почему выбрали именно их?
Имеются. Это ФикБук (https://ficbook.net/authors/678133). На фикбук меня притащила моя подруга, чтобы я прочитала ее работы и высказала ей свое мнение. Публиковалась также в школьной газете.
11. Для чего (или для кого) вы пишете? Каковы ваши цели в писательстве?
В первую очередь я пишу для себя. Чтобы удовлетворить свою потребность выражения мыслей и эмоций. Согласитесь, у каждого свой способ самовыражения. А вообще моя цель: стараться грамотно изложить картину происходящего. Научиться придавать максимальную окраску событиям в рассказах.
12. Есть ли у вас читатели/поклонники/фанаты вашего творчества (да, мама, бабушка и кот тоже считаются)?
Самым выделяющимся из моих поклонников является мой парень. Он здраво оценивает и указывает мои ошибки. И сам пишет, стараюсь обогнать меня по количеству работ.
13. Выдержка из вашего текста. (Минимальный объем 2000 знаков с пробелами, максимальный – 5000. Для поэзии - 2-3 законченных стихотворения)
А вы когда-нибудь были прикованы к койке в психушке?
Я – да.
Быть неизлечимо больным – очень весело и хорошо.
Как сказал человек, который всегда был рядом со мной: «Ищи всегда и везде только хорошее».
А после он исчез.
И я нашел хорошее. Свободу и покой.
Включив погромче рок, я напился и орал до хрипоты.
Когда в мою дверь стала ломиться полиция, я перерезал себе горло.
Но все обошлось… Выжил.
И теперь я здесь.
Тихо, спокойно. Одиноко.
Но стоит только закрыть глаза…
Что-то тяжелое и не очень приятное давит на мои глаза и горло.
По форме – овал. Но я даже понять не могу, что это. И так каждый день.
Еще каждый день ко мне приходят «белые».
Знаете, я назвал их так, потому что они просто приросли к своим халатам.
Они каждый день обкалывают меня чем-то. Наркота. Транквилизаторы. Антибиотики…
Я, честно, без понятия. Но знаю одно, после – хорошо.
Я не испытываю ни голода, ни желания сходить в уборную.
Но вот мой внутренний Я. Он желает свободы.
Ему не очень уютно в моей маленькой голове.
А я лишь продолжаю молчать, улыбаясь белой стене в моей одиночной камере.
Меня отсюда никогда не выпустят. Я понял это по взгляду одного из «белых».
«Сочувствие?», - спросите вы.
«Издевка», - гордо отвечу я и снова пропаду в трансе после очередной дозы.
Они всегда так на меня смотрят. Как на психа, который переиграл в Джокера.
Когда я отхожу от состояния овоща, то чувствую внутри оглушающую тишину и заполняющую все тело пустоту.
Так странно, но приятно и хорошо.
«Слышь, ты, я до сих пор ищу только хорошее! Ублюдок…», - проносится в моей голове.
Уже прошел месяц с того момента, как я перестал сопротивляться.
Менялись врачи. Меня перевозили из палаты в палату. Опыт за опытом. Доза за дозой…
Чего хотят «белые»? А-а-а, плевать! Главное, что? Что хорошо.
Лениво рассуждаю я, считая время до «рая».
Но проходит час, и их нет. Два… три.
Чувствую, как ломка пронзает тело.
Я молчу. Больше паники – сильнее будут бить.
Но вдруг все обрывается…
Что-то снова давит на горло и закрытые глаза. В голове четко прорисовываются картинки чего-то непонятного. Из моего ниоткуда вырывает ор. Нет, не крик или визг. Ор.
Я начинаю дергаться и выкручиваться, совсем позабыв о высказанном выше правиле.
Мне уже далеко не хорошо. Жутко. Удушающе.
Ломка продолжает душить изнутри.
Я продолжаю орать и рвать многочисленные ремни.
Никто не идет. Чего они ждут?!
Чего, мать вашу?!
Высвободив руку, впиваюсь когтями в лоб и начинаю сдирать кожу с него.
«Пустите! Пустите того, кто во мне! Он же умирает!», - в панике кричит подсознание, заставляя и меня паниковать.
Вот первый кусок кожи со лба летит на пол. За ним второй. Но побольше.
Я сдираю кожу с лица, предоставляя камере полюбоваться увлекательным процессом.
Не слишком приятное зрелище для тех, кто присматривает за мной. Но мне все равно! Мне хорошо!
Ломка переросла в жжение.
Но боль. Я не чувствую ее с того момента, когда мне отбили почки и сломали ребра охранники этого дерьмового места.
Вдруг жжение проходит. Резкий толчок вперед.
Я пытаюсь открыть глаза, но ничего не получается.
«Ты выпустил его…», - шепчет мое подсознание.
Яркая вспышка ослепляет меня, и я вновь все вижу.
Но со стороны.
Вижу, как мое тело накрывают чем-то черным. Вижу, как с пола поднимают куски кожи.
Вижу кровь, которой заляпана кровать, пол и стена, с которой я так любил разговаривать.
Но мне по-прежнему хорошо.
Хорошо…
14. Ваш писательский девиз, если таковой имеется.
Ну. Я не любить такого рода “подбадривания” своего внутреннего Я, поэтому и не имею девиза. Но если чувствую идею, то пишу.
15. Пожелания коллегам.
Собранности максимальной отдачи в свои творения. Ведь это тоже частичка вас. Удачи.

Комментарии